Порно рассказы

Вокзальная проститутка

Гарри Поттер и История Джинни


Прошёл год после окончательной победы над Волан-де-мортом, и из жизни Гарри ушли все приключения, кроме любовных, в коих его неизменной спутницей была Джинни Уизли – его девушка.

Они лежали нагие, обнявшись, на крыше дома в самом центре Лондона, ночная прохлада приятно освежала их разгорячённые сексом тела. Гарри было так хорошо, что он даже не потрудился вынуть постепенно увядающий член из Джинни. Капелька спермы, смешанная с соками девушки, вытекла из её нутра и скатилась по бедру, мгновенно остывая, заставляя Джинни вздрогнуть от резкого контраста температур.

- Джинни, я давно хотел тебя спросить… Когда ты потеряла девственность? – спросил Гарри, которому лишь только что удалось восстановить дыхание.

Дело в том, что их первый секс, ещё когда они оба учились в Хогвартсе, хоть и был столь же великолепным, сколь и коротким, неприятно удивил Гарри – Джинни, хоть и была год младше Гарри, уже не была девственницей. Гарри не решился спрашивать об этом тогда. Больше двух лет он был терзаем ревностью и строил различные догадки, одна невероятнее другой. И вот теперь, расслабленный эякуляцией и чудесной ночью, он спросил то, что его всё это время так беспокоило.

Блаженная улыбка на лице Джинни подёрнулась дымкой опасения, но ей тут же удалось вернуть выражение благожелательности.

Она посмотрела прямо в глаза Гарри.

- Ты уверен, что хочешь знать?

Гарри уверенно кивнул. Всё внутри него сжалось, готовясь принять удар.

Джинни поджала губы и, едва заметно кивнув самой себе, начала свой рассказ.




* * *

Прежде всего, Гарри, ты должен понять, что во мне очень рано проснулось сексуальное желание… Конечно, тогда я ещё не понимала, что это, но уже с шести лет я начала трогать свою писю. Очень часто всё внизу живота становилось горячим и тяжёлым. В такие моменты я становилась какой-то беспокойной, не могла усидеть на месте. Становилось легче, если я клала руку на неё… ну и приятнее, конечно, тоже. Первое время я просто засовывала руку себе в трусики и так и сидела или же просто тёрлась писей обо что-нибудь. Но потом я заметила, что гораздо приятнее тереть и пощипывать в определённых точках. Примерно в то же время кто-то – кажется, мама – обратила внимание на эту мою привычку и ясно дала понять, что это не хорошо. С тех пор я трогала себя внизу лишь оставаясь в одиночестве.

Если я делала это долго, как каждый раз перед сном, к примеру, я там сильно намокала и мне нравилось размазывать влагу по внутренним сторонам бёдер. Так продолжалось лет шесть.

Однажды, когда мне было двенадцать лет, все разъехались по делам и я осталась одна. Я любила такие моменты, потому что я могла выйти ласкать себя в сад… мне почему-то нравилось, когда садовые гномы собирались вокруг и смотрели на меня… Да и сейчас нравится, когда кто-то смотрит, ты знаешь.

Дрожа от радостного возбуждения, я прихватила из своей комнаты большое полотенце, которое я стелила на землю перед тем как улечься, и собралась было пройти вниз чтобы снять со стены наши часы – они мне подсказывали, когда следует прекратить, чтобы не попасться – как вдруг услышала из комнаты близнецов какие-то звуки. Я сильно расстроилась, узнав, что они остались дома, ведь теперь мне придётся ждать ночи, чтобы разрядиться. Но тут мне подумалось, что, судя по характеру звуков, они снова занимаются без разрешения магией и мне захотелось выплеснуть свою злость на них, поймав их на месте преступления и всё рассказав маме.

Я тихонько подкралась к их двери. Источник звуков находился прямо за ней, но я всё ещё не могла понять, чем они там занимаются. Постояв немного, я заметила, что дверь прикрыта не плотно. Я не раздумывая схватилась за ручку, резко её отворила, ворвалась в комнату и прокричала: «Ага! Снова волшебство! На этот раз вас точно отправят в Азкабан!»

И только тут разглядела, что именно происходит. Повисла тишина.

Джордж лежал животом на кровати, свесив ноги вниз, а второй близнец был сзади, плотно прижавшись тазом к его попе… Оба, как ты, без сомнения, понимаешь, Гарри, были совершенно голые… Они расположились боком к двери, поэтому я могла отлично всё разглядеть. Оба испуганно смотрели на меня, я же переводила взгляд поочерёдно с их лиц на место их плотного соприкосновения.

Фред пришёл в себя первым. Он, хитро улыбнувшись, двинул тазом назад и тут же быстро вперед, заставив лежавшего Джорджа дёрнуться и перевести испуганный взгляд с меня на близнеца. Затем он снова посмотрел на меня, покраснел и отвёл взгляд. Фред ещё раз двинул тазом. На этот раз чуть дальше и я успела разглядеть, будто их что-то соединяет… Что-то идущее прямо из попы Джорджа и упиравшееся в писю Фреда… Ох, Гарри, тогда я совершенно ничего не знала о сексе и строении мужских гениталий. Вначале я подумала было, что Джордж… ну ты знаешь… какает… но тут же отмела эту мысль.

Тем временем движения Фреда становились всё более частыми и размашистыми. Он не отрываясь смотрел мне в глаза, немного приоткрыв рот, Джордж же уткнулся лицом в простыню и тихонько постанывал.

Всё внизу моего живота снова потяжелело, да к тому же необычайно сильно. Взгляд Фреда сильно меня заводил. Я начала понимать, что они занимаются чем-то вроде того, чем я сама собиралась заняться в тот день во дворе и каждый день перед сном. Моя пися сильно горела и я плотно сжала ноги в надежде хоть как-то её унять – прикоснуться к ней рукой на глазах близнецов я не решалась.

Так я и стояла, незаметно переминаясь с ноги на ногу, что распаляло меня ещё больше; Фред двигал тазом с такой скоростью, что раздавались шлепки от ударов по ягодицам Джорджа, а сам Джордж так же как и его брат, перестал меня стесняться и во все глаза смотрел на меня.

Фред замедлился и остановился, снова прижавшись к брату.

- Знаешь, Джордж, - проговорил он, - похоже, наша маленькая сестричка собиралась нас маме сдать за занятия волшебством.

Джордж криво улыбнулся.

- Ч…чем это вы занимаетесь?» – тихонько спросила я.

- Волшебством, - хором, как всегда, ответили они.
- Нам бы следовало проучить тебя за ябедничество, - продолжил Фред, - но это как-то не по-семейному.

Джорджу, не смотря на то, что он всё ещё лежал, прижавшись щекой к кровати, каким-то образом удалось внушительно кивнуть и он закончил за брата:

- Но ты можешь остаться и смотреть если хочешь.
- Только дверь закрой, а то дует, - чуть громче обычного сказал Фред.

Я ошарашено закрыла дверь. Близнецы кивнули и поманили меня к себе. Я неуверенно подошла почти вплотную.

- А сейчас ты увидишь мою волшебную палочку, - с этим словами Фред отодвинулся от Джорджа. Вблизи я поняла что эта штука, недавно их соединявшая, на самом деле писька Фреда. Она была большая, дюймов шесть – шесть с половиной и торчала параллельно полу. Помню, я ещё подумала – как мальчишки её всё время прячут? Она же такая неудобная, наверно. Попа Джорджа, только что лишившаяся письки Фреда, не закрывалась. Его анус был растянутый и красный.

Фред встал на ноги и его писька предстала во всей красе. Она обрамлялась рыжей порослью, более густой, чем у меня. Но ведь они и старше меня на три года.

- Твоя волшебная палочка… - монотонно повторила я за Фредом, - А часто вы этим занимаетесь?
- Достаточно часто, чтобы посчитать выражение «волшебная палочка» слишком длинным и найти ему замену, - Джордж хмыкнул в ответ на слова брата.
- Мы называем это «член».

Джордж перевернулся и сел на кровати. Я заметила, что его писька… его член меньше чем у Фреда и не торчащий, но зато с него тянулась вязкая прозрачная жидкость. Следы её я заметила и на простыне.

- То, что мы делаем, называется секс. Все это делают и это лучше чем то, что делаешь ты.

Я взметнула испуганный взгляд на Фреда, но вместо него ответил Джордж:

- Да, да, Джинни, мы знаем, как ты трогаешь себя там. Это, кстати, называется мастурбация. Мужчины тоже это делают иногда, вот так…

С этими словами Джордж встал перед Фредом на колени, сжал в кулаке его член и принялся быстро двигать рукой туда-сюда. Фред упёр руки в бока и шумно выдохнул воздух.

- Ещё это называется «дрочить». А вот это называется «сосать».

И Джордж обхватил губами член брата и стал на него насаживаться ртом, подрачивая основание члена рукой. Член Джорджа увеличился в размерах и теперь ничем не отличался от члена Фреда. Джордж, всё ещё продолжая сосать, дрочил себе левой рукой. Фред положил руки на голову брата и, посмотрев на меня, посоветовал мне сесть в кресло. Тут я заметила, что коленки дрожат и плюхнулась в кресло, перекинув одну ногу через другую. Я сильно напрягала все мышцы живота и бёдер, но это было слабой заменой моим пальчикам.

Будто прочитав мои мысли, Фред кивнул мне и сказал:

- Не стесняйся, можешь подрочить себе.

Но я всё ещё стеснялась. Я покраснела и уставилась на действия Джорджа. Вскоре Джордж развернул Фреда к себе спиной, тот расставил ноги пошире и, прогнувшись, упёрся локтями в стол. Джордж, не вставая с колен, схватил направленный теперь вниз член Фреда и начал обеими руками его дрочить.

- Это – яица, - Джордж кивнул на полный мешочек у основания члена. Мой взгляд поднялся выше и я увидела, что попа Фреда такая же красная и растянутая, как и у Джорджа. Джордж приблизил к ней лицо и провёл языком от яиц до самой попы, а затем засунул его туда и принялся лизать попу Фреда, не прекращая ему дрочить.

С членов обоих мальчиков капала всё та же жидкость.

Гарри, я всё так описываю, потому что это произвело на меня сильнейший эффект… если я что-то пропущу – я не смогу продолжить.

Мне безумно хотелось погладить свою писю. Видя, что мальчики заняты и на меня не смотрят, я аккуратно расстегнула пуговку на джинсах и просунула руку в трусики. Там было так мокро, что я чуть было не выдернула в испуге руку обратно.

Фред скосил на меня глаза и, увидев, что я делаю, улыбнулся. Я замерла было, но поощрённая его реакцией продолжила с большей смелостью.

Через несколько минут Джордж встал, пристроился к Фреду и ввёл член ему в попу. Фред томно выдохнул, а из меня же выплеснулась очередная порция соков. Я решилась – я чуть привстала и стянула джинсы с трусиками до колен. Осознание того, что кто-то впервые смотрит на меня пока я мастурбирую – кто-то из людей, я имею в виду – привело меня в неописуемый восторг. Джордж бросил на меня мимолётный взгляд через плечо и продолжил…

- Это называется «трахать», - выдохнул Джордж.

Джинсы не давали раздвинуть широко ноги и я окончательно сбросила их. Широко развела их, закинув на подлокотники и начала неистово тереть свою письку, размазывая соки по бёдрам и животику. Лобковые волосики совсем слиплись. Мне захотелось сжать свои грудки, что я и сделала, просунув свободную руку под рубашку, но тут же решилась снять её, отдавшись порыву. И вот я сижу с раскинутыми ногами в кресле, тру свою письку, мну маленькие грудки… они тогда были действительно маленькие. А двое моих пятнадцатилетних братьев на моих глазах занимаются анальным сексом. Гарри, мне тогда было двенадцать лет, это было первое знакомство с миром секса, я совершенно ничего не понимала.


* * *

Член Гарри был всё ещё в Джинни. От её рассказа Гарри, к удивлению для себя, возбудился. Он стал медленно двигаться в ней, боясь сбить с мысли, но вскоре потерял возможность себя сдерживать и попросту её выебал, кончив опять же внутрь. Он снова не стал вынимать член.

- Так а когда же…
- Я к этому и веду, - перебила его Джинни, и продолжила.


* * *

Мастурбируя, я случайно задела анус. Раньше я этого не делала, но теперь ощущения мне понравились и, глядя на братьев, я средним пальцем левой руки начала гладить и свою попку. Из письки вытекло много соков и анус был влажный. Я получше смочила пальчик и ввела его себе в попу. Я ожидала чего-то неприятного, но по телу наоборот пробежала волна удовольствия. Так я и сидела с пальцем попе, дрочила свою письку.
Когда Джордж в очередной раз повернул голову и увидел, в каком я состоянии, его глаза расширились и он продолжил трахать брата всё ещё смотря на меня. Но очень скоро его глаза лишились всяческой осмысленности, движения стали более судорожными, он застонал и замер. А потом практически рухнул на кровать. Его член был весь блестящий, а из попы Фреда что-то вытекало.

- Я кончил, - продолжал шуточно поучать меня Джордж, - это самое приятное в этом деле. Ну, ты знаешь, - он игриво подмигнул мне.

Но я не знала. Мне ни разу не удавалось довести себя до оргазма. Получилось бы, знай я о нём, а так я каждый раз прекращала, не достигнув пика.

Фред выпрямился. Его член сильно раздулся и головка была бардовой. Мне подумалось, что он тоже очень хочет кончить. В подтверждение моих мыслей он взялся за член и принялся быстро дрочить себе, но тут заметил меня и остановился.

- Знаешь, Джордж, по-моему, сейчас самое время закончить с теорией и перейти к практике, - проговорил он, приближаясь ко мне.

Джордж лежал на кровати в изнеможении и в ответ лишь буркнул что-то.

- Смотри, Джинни, я сейчас полижу тебе… это вроде как сосать, только для девочек, а потом сделаю как Джордж, хорошо?
Я от возбуждения с трудом соображала и лишь кивнула. Фред встал на колени перед креслом и посмотрел мне в глаза. Я медленно убрала руку от писи и хотела было вынуть пальчик из попы, но Фред меня остановил.

- Он мне не мешает, - сказал Фред, - лучше даже попытайся второй вставить, тогда будет легче потом.

Я с трудом понимала о чём он, но пальчик в попе оставила. Он приблизил лицо к моей писе и нежно лизнул. Я ничего особенного не почувствовала, разве что удовольствие от того, что это делает не твоя собственная рука, а другой человек. Он стал активнее мне лизать, периодически погружая язык между складочек. Он взял меня за кисть и подтолкнул мой пальчик поглубже в попу, а потом потянул назад. Тут я заметила, что если шевелить пальцем в попе или хотя бы двигать его туда-сюда, манипуляции с писей становятся более приятными.

Я закрыла глаза, но вскоре Фред встал и велел мне лечь на кровать так же, как лежал Джордж, когда я зашла. Я молча сделала что просили. Перед глазами всё плыло, а ноги подкашивались. Я почувствовала, как головка Фреда упёрлась мне в анус. Он попробовал надавить, но у него ничего не получилось. Он надавил сильнее и головка чуть прошла внутрь, но мне стало больно и я выскользнула из под него.

- Это больно, я не хочу туда, - проныла я. Фред бросил взгляд на Джорджа, но он был слишком апатичен, чтобы что-то придумать, и тогда Фред сказал:
- Ладно, тогда мы сделаем это по-правильному. Я трахну тебя в писю, - ответил он на мой недоумённый взгляд, - не бойся, твоя пися, в сущности, для того там и находится. Ложись на спину и разведи ноги.

Он приставил член и надавил. Головка вошла легко, ощущения мне понравились, а потом он лёг на меня всем телом и резко двинул тазом. Что-то внутри меня порвалось, я вскрикнула, но его член уже полностью был во мне. Он привстал, не двигая членом, и глянул вниз. Я тоже. Из моей маленькой нежной писи торчал его член, наши лобковые волосы переплелись. Он начал вынимать член. Мне было больно. Он вынул до половины, а потом так же медленно вставил. Повторил это несколько раз. Мне хотелось прекратить, всё возбуждение сошло. Он немного ускорился, двинул пару раз. У меня внутри всё жгло. Я почувствовала, как его член ещё больше увеличился, стал каменным. А затем что-то брызнуло из него мне внутрь. Я чувствовала, как его потоки наполняют меня изнутри. Фред громко стонал. Затем замер на некоторое время, как и его брат до этого, и повалился на кровать.

Я молча встала. По бедру потекла сперма, смешанная с кровью. Я слишком устала, чтобы пугаться. Я взяла свои вещи и вышла из комнаты.

Ночью я, к слову сказать, плакала и не мастурбировала ещё неделю – небывалый срок для меня.

* * *

Член Гарри покинул влагалище девушки. Оно издало мокрое «чмок». Гарри и Джинни лежали молча, глядя на звёзды. Наконец Гарри нарушил молчание:

- У тебя было ещё… с ним?

Джинни кивнула.

- Да, много раз. Первый раз произошёл через неделю после того, что я тебе рассказала. Дома были только я, Фред с Джорджем, и мама. Мама была в саду, а я мыла посуду. Мама считала это хорошим методом воспитания детей – заставлять нас выполнять домашнюю работу руками, хотя сама могла бы справиться за минуту, лишь взмахнув палочкой.

Они подошли ко мне, уселись на столе и принялись за мной наблюдать. После того случая они стали ко мне относиться с большей нежностью и почтением, а может то была опаска, но даже папа заметил, что они надо мной почти не шутят. Поэтому, моя посуду, я не заподозрила ничего.

- Знаешь, Джинни, - сказал Фред, - Мы с Джорджем, а особенно Джордж, считаем, что кое-что было нечестно. Я был в тебе, а он нет. Извёлся весь, говорит, что не прикоснётся ко мне, пока и тебя не трахнет.

Джордж кивнул. Я развернулась к посуде и застыла. Джордж встал и подошёл ко мне вплотную. Попой я почувствовала его поднимающийся член под тканью брюк. Фред встал и подошёл к окну.

- Я вижу маму, - сказал он, - лучше бы вам побыстрее закончить, пока она не вернулась. Сомневаюсь, что она будет счастлива, если застанет вас с оголёнными задницами.

Я очень испугалась, что мама узнает всё обо мне и мне почему-то даже в голову не пришло сказать им нет. Я лишь втянула голову в плечи и замерла.

Джордж задрал мне юбку выше пояса, стянул до колен трусики. Он нажал мне на плечи и я покорно прогнулась.

- Только не в попу… - прошептала я.

- Нет-нет, - ответил Джордж, - не в попу. Ты ведь теперь женщина.

Помню, меня приободрило то, что он назвал меня женщиной. Я услышала звук расстегиваемой ширинки. Он достал член. Одной рукой он его дрочил, заставляя подняться во всю силу, а другой гладил мне промежность – и писю и попу. Затем он наклонился и пару раз лизнул мой анус. От этого я мгновенно потекла. Он приставил член к писе, надавил… он легко вошёл внутрь. Не было боли, чему я удивилась. Практически сразу он начал меня трахать в полную силу, я билась бёдрами о стол. Мне начало нравиться. Я тихонько стонала, а повернув голову, увидела, что оставшийся на наблюдательном пункте Фред вовсю дрочит свой член, попеременно глядя то на нас, то в окно. Неожиданно он крикнул, вскакивая с подоконника:

- Мама идёт! Всё!

Я собиралась было выпрямиться и оправить юбку, но Джордж мне не дал. Он почти кончил и от сообщения Фреда стал лишь быстрее двигаться, да к тому же сильно шлёпать меня по ягодицам.

- Да что ж вы делаете?! Всё, кончайте скорее! Она уже почти тут! – бесновался Фред.

И тут Джордж начал кончать. И – впервые в жизни – кончать начала и я. Перед глазами заплясали чёрные пятна, я начала активно подмахивать Джорджу. Пися громко хлюпала, испуская потоки соков и неуместившуюся сперму. И тут входная дверь открылась и вошла мама. Но, к счастью, она вошла спиной вперёд, неся какую-то коробку и повернулась как раз в тот момент, когда моя длинная, до земли, юбка коснулась пола, а Джордж отвернулся к раковине, не успев спрятать член.

В ушах гудело, глаза почти ничего не видели, ноги еле держали. Я облокотилась о стол и всеми силами пыталась изобразить обычное выражение лица. Мама о чём-то нас спрашивала, но отвечал неизменно Фред – мы с Джорджем были не в состоянии.

- А что это Джордж такое делает? – спросила мама.
- Он показывает Джинни как надо мыть посуду, чтобы все были довольны, - тут же ответил Фред.

Мама смерила их обоих взглядом сощуренных глаз.

- Чтобы были довольны действительно ВСЕ, - спокойно проговорила она, - посуду надо МЫТЬ, а не смотреть на неё.

Джордж тут же принялся водить губкой по уже чистым тарелкам. Но мама этого уже не заметила.

- Пойдём, Джинни, поможешь мне, - сказала она, направляясь в глубину дома. Я сделала шаг, но тут же поняла, что всё ещё висевшие в районе колен трусики не дадут мне поспеть за мамой и, пошевелив ногами, скинула их на пол. Выходя из комнаты, я заметила как Джордж спешно возвращает член обратно в брюки и недовольно косится на свалившуюся на него посуду, а Фред поднял с пола мои трусики и с кривой ухмылкой сунул их в карман.


* * *

Гарри и Джинни лежали бок о бок на крыше. Небо начинало светлеть.

- Всё впорядке? – тихо спросила Джинни.
- Да, - ответил Гарри, - Выходи за меня замуж.

Пишите, если есть, что сказать: forunmet@gmail.com