Порно рассказы

Стриптиз

Когда бешеный оргазм схлынул, оставляя чувство глубокого, сладострастного удовлетворения, наёмница наконец немного расслабилась. Стальные пальцы, до боли сжимавшие нежные бёдра Альрины, разжались, выпуская эльфийку из жёстких властных тисков. Громко, гортанно урча и облизываясь, Таараши отодвинулась, извлекая массивный, всё ещё пульсирующий и истекающий густым семенем орган, из истерзанного тела синдорейки. Длинный и толстый столб плоти выскользнул из заднего прохода рыжей с неприличным хлюпаньем, обдав поясницу рыжей красавицы парой струек густой спермы. Подагра, временно насытившись, утолив жаркую похоть безумным соитием, уселась на плащ, расслабленно потягиваясь и мурлыча что-то себе под нос. За потрёпанной синдорейкой рогатая теперь следила только краем глаза.

Альрина сопроводила покинувший её попку член сладостным стоном. Она не могла, а вернее не хотела шевелится, настолько сильно было окутавшее её чувство всецелого удовольствия. В попке все ещё чувствовалось сильное растяжение и отягощающая разум эльфийки пустота. Двумя пальчиками она попыталась нащупать анус, но тот был безнадежно растянут, и немог сомкнутся, лишь выпуская из себя белое семя, заливающее половые губки. Собрав немного этой жидкости на пальчик, эльфийка погрузила его в свой ротик, с удовлетворительным мычанием облизав, а затем медленно развернулась, глядя на дренейку. Она пристально разглядывала свою насильницу, хотя взор её был затуманен. Медленно двигаясь на четвереньках, она подползла к ней, и встав на колени припала губками к соску левой груди, нежно целуя и облизывая и целуя его, и черный ареол.
Темнокожая воительница фыркнула с лёгким оттенком возмущения. Таараши взяла ушастую пятерней за лицо и грубо, бесцеремонно отпихнула прочь, швырнув на спину. Сытая и удовлетворённая, дренейка отрывисто приказала:

- Иди приведи себя в порядок, пока я не потеряла терпение. - Подагра сделала резкий, властный жест в сторону ручья неподалёку. Пока что у дренейки не было никакого желания продолжать начатое и дальше предаваться утехам с этой ненормальной рыжей нимфоманкой. Шум наверняка уже привлёк чьё-нибудь внимание, и не следовало продолжать дёргать опасность за усы.
- Простите меня… - виновато опустив голову, прошептала Альрина. Неуклюже поднявшись на ноги, она стала медленно шагать к ручью, попка сильно ныла как изнутри так и снаружи, и каждое движение давалось ей с трудом. Дойдя до ручья, эльфийка окнула в него ступню, вода была умеренно теплой, и поэтому без лишний раздумий Альрина вошла в неё с головой, тщательно вымывая свое тело от земельной грязи и спермы рогатой воительницы, не забывая и про волосы. Через пару минут она вышла из реки и поблескивая влажными каплями, скатывающимися по её телу под светом луны, приблизилась к дренейке, - Я выполнила ваш приказ… - эльфийка хотела было добавить нарицательное «Хозяйка», но почему-то осеклась, и просто поникла ожидая дальнейших указаний.

- Ты чокнутая. - наёмница оглядела эльфийку, хмыкнула и направилась к ручью. Наступила её очередь мыться. Войдя в воду выше по течению, Таараши с наслаждением несколько раз окунулась до подбородка, смывая пот и грязь. Прохладная вода вернула телу бодрость, а рассудку ясность. На берегу дренейка принялась облачаться в доспехи, по-прежнему следя за сумасшедшей синдорейкой.
- Вообще-то мы общались на ты, если ты помнишь. Наше путешествие вместе окончено. Задаток я тебе возвращаю, контракт расторгнут.
Договорив, наёмница со звонким щелком застегнула широкий пояс и повесила на него шестопёр.
- Я еду обратно в Бухту, а ты теперь сама по себе. Если увижу, что следишь за мной - прикончу.
Эльфийка пропустила нижнюю челюсть, захлопав глазками, на которые тут же стали наворачиваться слезы. И это был не очередной трюк огневласой, откуда-то изнутри поднялся ком вставший у неё в горле, а мысли путались, она не могла, не хотела её отпускать, и не нашла ничего лучшего чем бросится в ноги Таараши, покрывая позорными поцелуями стальные ботинки.

- Я прошу вас не бросайте меня… не уходите… молю… я буду делать все что вы скажете… я отдам вам все свое золото, только не уходите, - в пол голоса твердила эльфийка, плотно обхватив ногу Таараши руками, и жалостливыми, заплаканными глазами глядела на неё.
- Зачем мне полоумная мартовская кошка, которая меня отравила? - спросила дренейка в пустоту и развернулась. Зашагала к лошади, разомкнув объятия рыжей и едва не наступив ей на пальцы. Мощный хвост нервно раскачивался за спиной из стороны в сторону - наёмница была слегка выбита из колеи случившимся, да и остатки отравы давали о себе знать лёгкой слабостью и головокружением.
Подагра, стараясь не обращать внимания на мольбы остроухой, принялась нагружать вьюки на недовольного таким поворотом дел коня.
- Я прошу у вас прощения за это… я делала это лишь потому, что боялась остаться без вас, - царапая колени о землю, эльфийка на четвереньках поползла за дренейкой, и добравшись до её ног, вновь кинулась покрывать их поцелуями, - Пожалуйста, не уходите. Я клянусь вам, клянусь всем что у меня есть, что больше никогда не поступлю так. Я буду делать все, что вы мне прикажете, только не бросайте, - поток слез девушки усилился, а личико раскраснелось от обиды и стыда.

Она почти потеряла дренейку, и сама пыталась понять, что за чувство движет ею изнутри, заставляя идти на такое унижение, - Лучше убейте! Убейте меня, потому что я не смогу без вас, - в отчаянии взвыла рыжая, кусая алые губы.
"- Она спятила, точно спятила. Что ж, она сама напросилась на это"
Раздражённо, рассерженно заворчав, Таараши отбросила плачущую эльфийку несильным пинком и вскочила в седло. Конь всхрапнул, припадая на задние ноги под весом наездницы, и обиженно заржал. Рогатая дёрнула поводья, разрывая пасть животного удилами, поднимая его на дыбы.
- Прощай, Альрина! - прокричала Таараши с высоты седла и развернула лошадь, с места погнав её рысью прочь от места привала в сторону огней Бухты, чтобы поскорее забыть об этой сумасшедшей в ночной скачке.
Эльфийка не собиралась так легко сдаваться, как только до её ушей донесся стук копыт, она быстро вскочила с земли, натягивая на себя одежду неуклюже. Запрыгнула на коня, погнав его с не меньшей скоростью, и так как вес её был гораздо меньше, чем вес огромной дренейки, законсервированной в доспехе, Альрина вскоре догнала наемницу скача в паре метров от неё, - Почему ты поступаешь так, Тарраши? Разве я причинила тебе зло, или посягнула на твою жизнь?! – крикнула пиратка, чтобы дренейка получше её расслышала.

[06.02.2011 17:56:34] Nyala: Темнокожая наёмница сбавила темп, придерживая храпящего взмыленного коня и остановилась, глядя на растрепанную пиратку. Озадаченная, она почесала себя за ухом длинным лицевым щупальцем.
- Вообще-то да. Причинила и посягнула. Ты меня пыталась отравить, помнишь? Я не работаю на ненормальных, которые пытаются меня убить. Контракт расторгнут. Счастливо. - дренейка отвечала короткими, рублёными фразами и, закончив, развернула загнанную лошадь, намереваясь продолжить свою поездку.
- Этот яд бы не убил тебя! Если ты не веришь, я могу вколоть его себе. И ты увидишь чтобы было! Неужели ты ничего не понимаешь? – отчаянно крикнула Альрина, пускаясь в догонку за дренейкой.
- Убил, не убил, какая разница? Мне кажется, это ты ничего не понимаешь. - Таараши сняла с крюка у седла взведённый арбалет и вложила болт в канавку, взяв рыжую на прицел. Тёмные брови сошлись у переносицы, глаза вспыхнули гневом.
- Нам больше не о чем говорить.
Рыжая замялась увидев арбалет, казалось на миг время замедилось, и она лишь сумела выпалить две короткие фразы, - Стреляй, но я тебя люблю! – тем лошадь не сбавила все также едя на равнее с дренейкой.
- Только в дешевых романах эти слова обладают магической силой. - рассмеялась Подагра, обидно скаля острые зубы. - Ты меня совсем не знаешь. Тебе просто понравилось со мной трахаться, но это ещё не повод для любви. Забудь обо мне и оставь меня в покое. - с этими словами наёмница выстрелила в ногу коня под Альриной и пришпорила свою лошадь, резко уходя вперёд.

- Глупая! - только и успела крикнуть Альрина вылетев с лошади пулей, и перекатившись по земле залетала в придорожный куст, потеряв в оном сознание.
Конец второй части.

Двумя неделями позже, в Кабестане…
Альрина твердо ступила на дощатый причал гоблинского порта. Здания и все окружение, до боли знакомо врезалось в глаза, - Неужели они не могли придумать ничего оригинальнее кроме как клепать одни и те же здания? – спросила сама у себя эльфийка. Оглянувшись, она проводила взглядом парочку прошедших гоблинов-моряков, болтающих о чем-то и натянула козырек черной шляпы на лоб, продолжив свои телодвижения подтягиванием шнуровки на жилете и поправлением колгот. Пик магской моды, с такими словами она купила этот наряд: он представлял из себя обтягивающую жилетку без рукавов, которая по видимому одевалась на голое тело, но Альрина решила компенсировать этот недостаток, одев под неё привычную рубашку. Шортиков, которые открывали четверть её ягодиц, и вообще обтягивали так плотно, что казалось можно разглядеть складку половых губ между ними. Но Альрину не смутило и это, все было надежно прикрыто поясом с пистолем и шпагой. Во всяком случае видя такой арсенал, ни один ловелас не попробовал принять бы её за куртизанку. Венчали все длинные колготы, из плотной черной ткани до середины бедра, и ботфорты из кроколисковой кожи. Альрина почему-то прибыла сюда без своего корабля, но это отнюдь не отнимало у неё уверенности.

Она ещё раз внимательно осмотрела порт своими обведенным черным углем глазами, одно здание явно было выше и крупнее других, и эльфийка без труда определила в нем таверну и решительно двинула туда, как минимум для того, чтобы попробовать местной выпивки.
У длинного, слегка скособоченного здания была и веранда. Там в жару - а жара в Степях была всегда - завсегдатаи прохлаждались под широким навесом. Кое-где в нём были прорехи, и обжигающее солнце светило сквозь них косыми острыми лучами.
Именно на веранде обосновалась и Таараши. Неспешно потягивая самое холодное пиво, которое она смогла найти в этой забегаловке, дренейки лениво полулежала в большом соломенном кресле, держа на коленях широкий меч без ножен.
Наёмница и не подозревала, что её выслеживает одна чрезвычайно целеустремлённая юная особа, и поэтому не заметила синдорейку в толпе. Исключительно потому что не вглядывалась.
О своей странной работодательнице, которая оказалась совершенно чокнутой, дренейка забыла, когда покинула Бухту, и сейчас ничего не напоминало о последних сумасшедших событиях.

Альрина бы тоже могла не заметить темнокожую воительницу, но уж слишком её внешность выделялась тут, среди других представителей рас Орды. Застопорившись, эльфийка через секунду тут же укрылась за ближайшей телегой, поймав на себе ошарашенный взгляд едва не сбитого с ног орченка. Длинное комедийно вытянулось из-за телеги, а за ней и половина лица эльфийки, - Чертовы гоблины… они же говорили что её ещё тут не будет, - зеленые глаза эльфийки потемнели, став едва не цвета поспевающего крыжовника, это говорило о том, что она очень зла. Теперь у неё нету времени на подготовку плана, и она должна действовать экспромтом. Гордовито выпятив грудь, она машинально взъерошила локоны волос, торчащие из-под шляпы и «подиумной» походкой направилась к дренейке, достигнув её кресла шумно пододвинула к нему второе плюхнувшись в него, - Боишься загореть ещё больше? – ласково съязвила смуглая пиратка, прикусив правый краешек губы волнительно, но дренейка ввиду своей позы этого не видела.
Таараши поперхнулась, опрокинув кружку себе на рубаху. Мокрая белая ткань мгновенно облепила высокую грудь, обозначив крупные чёрные соски. Выругавшись сквозь сжатые зубы, дренейка выпрямилась в кресле, взглянув на рыжую и держа одну ладонь на рукояти клинка.
- Какого чёрта тебе надо? - резонно поинтересовалась Подагра хмуро разглядывая эльфийку.

- Аппетитно, - Альрина знаково облизнулась, бросив мимолетный взгляд на торчащие соски дренейки, а затем также плавно её зрачки вступили в невидимый бой со зрачками Таараши, впиваясь в них острым, пронзительным взглядом, - Ты даже не поинтересуешься как у меня дела? Это меня угнетает. Но я готова тебя простить, - улыбнувшись эльфийка мягко положила свою с виду хрупкую ладонь, поверх руки дренейки схватившийся за меч, - И не надо доставать оружие, я же на тебя не с мечем еду, если только язык ты не считаешь им, - ласково пролепетала Альрина, нагнетая атмосферу расслабленности и спокойствия, которого кажется так не хватало теперь дренейке.
Отшвырнув пустую кружку, Таараши схватила эльфийку за горло и легко, как котёнка, выдернула из кресла. Поднялась, удерживая эльфийку на вытянутой руке и стискивая тонкую нежную шею стальными пальцами. Носки дорогих сапог ушастой заболтались в полуметре от пола Острие меча сверкнуло перед зелеными глазищами Альрины, на мгновение ослепив солнечным лучиком.
- Какого чёрта ты меня преследуешь? - прорычала рогатая и несколько раз хорошенько встряхнула синдорейку, прежде чем слегка расслабить хватку.

Альрина на удивление легко поддалась этой хватке, воздуха явно не хватало и лицо её залилось багряной краской, но губы отображали лишь улыбку. Эльфийка знала, что дренейка не причинит ей ничего тут, а если бы захотела, то не цацкалась, - Может… мы поговорим спокойно? – прохрипела эльфийка, ловя губами воздух.
- Приятно видеть, что к тебе вернулся здравый смысл, - дренейка разжала пальцы, бросив ушастую на пол и опустилась обратно в кресло, которое протестующе заскрипело под её весом. По-прежнему держа меч на коленях, Таараши кивнула эльфийке.
- Когда я видела тебя в последний раз, ты была немного не в себе. Говори, я слушаю. В конце-концов, мне интересно, зачем ты тащилась за мной через океан.
- А у тебя высокое самомнение, - хорошенько прокашлявшись, Альрина потела горло ладонью, продолжая игриво изучать дренейку, не смотря на недавний приступ её ярости. Она не то дразнила её, не то играла в непонятную игру, но так или иначе, она стремилась свести частоту их взглядов до максимума. – Почему ты говоришь постоянно в деловом тоне? Я же в конце концов не гоблин с мешком денег, - передвинув своё кресло, уселась прямо на против дренейки, - Я например соскучилась по тебе, разве это не повод для того, чтобы встретится и поболтать? м?

Таараши устало вздохнула, глядя на эльфку из-под ресниц. Поведение рыжей только раздражало и злило наёмницу, не говоря уже о том, что совершенно не ясно, что у этой особы на уме.
- У тебя минута, чтобы объяснить, зачем ты преследуешь меня и убедить в том, что тебя стоит оставить в живых. - процедила наёмница, подобравшись, как готовящийся к броску хищник. - А потом я проверю, какого цвета твоя селезёнка.
- Ты знаешь, твой угрожающий образ та-а-ак скучен, но если тебе так легче то ладно. – Альрина манерно фыркнула, немотивированная ярость дренейки, не очень радовала рыжую пиратку, но все равно она относилась к ней с юмором. – Преследую? Думаю потому, что люблю. А, что мне от тебя нужно? Ну хотя бы совместная работа над заданием, - пожав плечами эльфийка закинула руки за голову, теперь нескрываемо пялясь на грудь дренейки, то наклоняя голову чуть влево, то чуть вправо, желая осмотреть её округлости со всех сторон.
- У меня нет никаких заданий, - буркнула наёмница, поудобнее откидываясь на спинку кресла. - И тем паче у меня нет желания совместно работать над каким-то заданием с сумасшедшей нимфоманкой, которая сначала отравила меня, а потом умоляла не бросать. И вдобавок признаётся в любви.

Вздохнув, Таараши покосилась на эльфийку: - Ты вообще понимаешь, какую чепуху мне говоришь? Ты думаешь, я тебе поверю?
- Помоему все более чем логично, просто дело в том, что такая сумасшедшая нимфоманка одна только я, - вновь пожала плечами Альрина, - Но ты знаешь, ты можешь конечно не верить в мои чувства. Я доказывать их не буду ничем, но все таки, шанс исправится ты ведь можешь мне дать? Да признаю, с ядом я перемудрила немного, у меня порой бывает так. Но если бы я хотела убить тебя, я бы взяла что-то покрепче, да и резон мне, капитану пираского корабля, убивать дренеек-наемниц. Это звучит глупее чем то что ты считаешь по меня, - хихикнув задорно, с груди взгляд опять на глаза перевела.
- Чувства или не чувства, ты всё равно чокнутая. - Подагра пожала крепкими плечами, не убирая ладони от меча. - Предположим, я тебе верю. Что это меняет? Где гарантии, что ты не отравишь меня снова или не ударишь дубинкой по голове?
Таараши перехватила взгляд Альрины. - Даже сейчас ты пялишься на мою грудь. Вижу, твои желания, по крайней мере, остаются неизменными.

- Если ты считаешь, что я могу тебя предать, то мотивируй это, потому, что я не знаю какая у тебя картина сложилась в голове, - брови эльфийки чуть сдвинулись вместе, она приготовилась слушать дренейку, но не переминула бросить вдогонку пару фраз, - Да мне нравится секс, а у тебя соски видны через мокрую. майку. Если бы ты яро не желала мне их демонстрировать, ты бы накинула что-то сверху, так что в моем взгляде нет ничего зазорного. Тем более, удовольствие… мы получили обе, - звонкий хохоток эльфийки прорезал стену серьезных фраз и выражений, она чуть приподняла шляпу, и вновь уперла взгляд в эльфийку.
- Смотри сколько угодно, меня это не беспокоит. - невозмутимо хмыкнула рогатая. - Просто у меня нет желания путешествовать с нимфоманкой, которая в своих поступках руководствуется инстинктами, а не разумом. И вместо того, чтобы показать, что ты способна держать себя в руках, ты лишь даёшь волю животным устремлениям. В этом нет ничего плохого, если их контролировать. Но у тебя я контроля не наблюдаю. - замолчав, наёмница потянулась к кувшину. - От этой болтовни пересохло в горле, - Таараши сделала большой глоток холодного пива, искоса глядя на рыжую.
- Понимаешь меня, девчонка?

Внимательно выслушав дренейку, Алрина вновь расслабленно разлеглась на кресле. - Ммм, тогда может ты поможешь мне обуздать мою необъятную страсть? – закусив пухлую губку, вопросительно посмотрела на Таараши
- Я не буду тебе помогать. - Таараши фыркнула и снова приложилась к кувшину. - К тому же, как ты себе это представляешь, хотелось бы мне знать? Я что, похожа на чародея? Или лекаря?
- Если бы хотела видеть перед собой не нимфоманку, как ты говоришь, я думаю уже бы предложила способ. Да это и не важно. Я тебе даю слово, что не буду больше как-то тебя отравлять, пытатся убить, как ты говоришь, и вообще причинять тебе вред. Просто дай мне возможность быть рядом, разве это так тяжело? Я же не отрекшаяся какая-то что меня стыдится надо, наоборот, две красивых девушки, зажигательный дуэт, - Альрина вновь залилась хохотом, который резко сменился на вполне серьезное выражение лица, и она уставилась на дренейку в ожидании ответа
- С чего ты вообще взяла, что я хочу тебя видеть рядом с собой? - Таараши не удержалась и приподняла бровь, искренне удивлённая. Отхлебнув из почти опустевшего кувшина, наёмница запустила ладонь под рубаху, отдирая присохшую ткань от кожи.

- Я пойду переоденусь. Если ты нарушишь слово, я тебя убью. - поставив пустой кувшин на стол, Подагра развернулась и неторопливо зашагала в зал, покачивая длинным, мощным хвостом.
Дождавшись пока дренейка скроется из виду, Альрина стала незаметно крастся за ней, отслеживая куда направится рогатая.
Наёмница направилась по скрипучей лестнице прямо в свою комнату. Не запирая за собой дверь, Таараши расстегнула рубаху и швырнула её в корзину для грязного белья. Подагра, обнажённая по пояс, уселась у открытого окна, наслаждаясь лёгким морским ветерком и задумалась, что же ей делать с этой назойливой эльфийкой. Погрузившись в свои мысли, наёмница рассеянно сунула в рот длинный лицевой тентакль, посасывая его и покусывая.
Эльфийка спокойно но тихо вошла следом, и на носочках обошла дренейку присев на кровать, - Я увидела, что тут не заперто и решила, что ты ждешь гостей, так почему гостем не могу быть я? – улыбнувшись Альрина закинула ногу за ногу слегка покачивая ей, - У тебя к слову красивый изгиб спины. Наверное ты часто пользуешься массажистами, м? – невозмутимо затараторила рыжая.

- Помолчи. - попросила дренейка, покосившись на Альрину. Сложив ладони на голом, рельефном животе, Таараши поудобнее опёрлась спиной о стену, вытягивая длинные, мощные ноги. Тонкая ткань штанов плотно облегла её бедра, и очертания огромного органа стали совершенно явными.
- Я решила дать тебе ещё один шанс, как ты и просила. - заявила мечница, не глядя на длинноухую. - Но в этот раз никаких поблажек не будет. Если мы путешествуем вместе, мы должны друг другу доверять. Однажды ты уже обманула моё доверие, но всё ещё жива. Если это повторится, ты будешь умирать долго.
- Мррр, - Альрина сощурилась как кошка, приоткрыв утонченный ротик, и провела язычком по клыкам. Скинув шляпу, она аккуратно сползла на пол, и на четвереньках, покачивая аппетитными бедрами подползла к дренейке, снизу-вверх как всегда глядя на неё, но теперь, когда она сдала вдвое ниже, это расстояние казалось невообразимо далеким, - Слово капитана – тверже камня. Плюс, я ведь благодарна тебе за великодушие, - подползя чуть ближе, Альрина заметила как выпирает через ткань штанов член Таараши, но пока решила не касаться его. Подборок эльфийки лег на колено дренейки, а тонкие пальцы, нежно поглаживали упругие икры, - Темболее, что живой ты мне нравишься гораздо больше чем мертвой.

: Хмыкнув, Таараши наклонилась и подхватила эльфийку подмышки. Подняв, усадила к себе на бедро - достаточно мощное и широкое, чтобы рыжая не испытывала неудобств.
- Ты мне тоже нравишься, и именно поэтому я не убила тебя тогда на месте. Я надеюсь, что мы обе не пожалеем о моём решении. Верно? - спокойно спросила Таараши, придерживая маленькую изящную эльфийку одной рукой за бедро. - Я удивлена, кстати, что ты смогла догнать меня на лошади, если учесть, как я обошлась с твоей прелестной попкой.
Если бы эльфийка могла, она бы засветилась от счастья, но сейчас она лишь широко улыбнулась, и лишь в глазах её были видны те искры воспламенившегося внутри солнца. Она обвила шею наемницы цепкими ручками, и наклонив к себе кратко чмокнула в губы тут же отстранив руки от неё, - А я в этом уверена, - облизнув губы, смущенно как буд то бы и не было у неё ни разу таких близких соприкосновений с девушкой Альрина шепнула,

- Видимо я чуть более выносливее чем твои бывшие эльфийские подруги, - и тут же смущенно опустила глаза, - Хотя чего врать, я потом несколько дней отлеживалась… - скривив кислую мину, Альрина вспомнила и про то как лечебное зелье внутрь заливала, и ещё кучу всего, что явно не было приятным для неё, - Но знаешь… мне понравилось… - вновь смущенный лепет сорвался с её уст.
- То, что тебе понравилось, было трудно не заметить, знаешь ли. - проворчала дренейка, не сопротивляясь. Тёмная ладонь с длинными, умелыми пальцами гуляла по участку голой кожи между шортами и чулками. Таараши бездумно гладила нежное, упругое бедро, наслаждаясь шелковистой мягкостью плоти под пальцами.
Но не только это было трудно не заметить. В паху у Таа стало тесно, свободные, широкие шаровары натянулись палаткой между мощных бёдер, когда массивный ребристый орган взметнулся вверх, распалённый близостью юного, стройного тела рыжей красавицы.

Эльфийка искренне наслаждалась этим относительно невинным поглаживанием, которое просто нравилось ей, как когда хозяин гладит по челу кошку. Альрина даже казалось замурчала, а когда опустила взгляд на её руку, то увидела и натянутые штаны, но виду вновь не подала, - Скажи… а тебе понравилось то… ну как… как ты меня насиловала? – что-то казалось бы не суразное спросила рыжая, краснея на глазах, а колено дренейки стало ощущать легкий жар который исходил из её промежности.
- Я бы не стала называть это изнасилованием. По-моему, ты не сопротивлялась и тебе это понравилось, - не упустила возможность позанудствовать наёмница, припоминая события той ночи. - По крайней мере, я не припомню, чтобы ты вырывалась или убегала. - Таараши широко улыбнулась.

- Хотя мне не с чем сравнивать. Если бы я знала, как ты ведёшь себя не во время изнасилования, мы могли бы узнать это наверняка. - хрипло уркнула воительница, и один её палец, оттянув краешек облегающих шорт, скользнул под ткань, щекоча горячую кожу в каких-то сантиметрах от нежного, возбуждённого лона девушки.
- Нууу… - Альрина задумчиво протянула, подняв глаза в потолок, - Против такой как ты врятли можно сопротивляться, - почувствовав как палец дренейки проскальзывает к её лону, все также нежно оттянула ей ладонь прочь, задумчиво и молча уставившись на дренейку, как-то даже наверно необычно-странно.
Наёмница ухмыльнулась, облизнув кончик пальца и по-птичьи склонила голову набок.
- Ну неужели, - начала она, хитро сверкая наглыми глазищами, - ты решила впредь соблюдать целибат? А я уж боялась, что ты не дашь мне прохода с приставаниями.
Негромко рассмеявшись, дренейка несильно пихнула ушастую в упругий, подтянутый животик.
- Ты ведь была против моей сексуальной распущенности, - в ответ эльфийка чуть ущипнула Таараши за руку, - Больно же! – фыркнув, не смогла сдержаться и сама улыбнулась, - Во всяком случае, пока ты не признаешь, что совсем не против неё, то я не дам к себе притронутся. Показав язычок, вскинула подбородок, и надула губы, добавляя себе смешливой важности.

- Я была против твоего безумного поведения и сумасшедших поступков, - поправила Таараши эльфийку. - Я совсем не против распущенности, убедись сама. - продолжила наёмница, ловя Альрину за запястье. Ладошка синдорейки прижалась к основанию каменно-твёрдого, горячего члена сквозь ткань шаровар, который ощутимо пульсировал в такт ровному сердцебиению рогатой. - Ну как, это достаточно убедительный аргумент?
-Да, но у меня есть одно условие, - пальчики Альрины цепко сжали твердый член дренейки, - Я хочу чтобы ты всегда брала меня как тогда, грубо, нагло, необузданно, - с каждым словом хватка рыжей все усиливалась, - Если ты конешно не хочешь нежности и романтики, м?
- Я не люблю условия, - чуть напряглась дренейка, ощущая как тонкие, но сильные пальцы эльфийки сжимаются вокруг слишком широкого для одной её ладошки члена. На эту хватку мощный орган отозвался чуть учащённой пульсацией, и несколько раз дёрнулся, едва не вырвавшись из пальцев. Растянув полные, чёрные губы в довольной усмешке, Таараши обняла Альрину за плечи и притянула к себе, вглядываясь в зеленые глазищи.

- Я люблю наслаждаться красотой и чувственностью, я люблю смаковать вкусное, чтобы ощутить всё, прежде чем проглотить целиком. Ты понимаешь, что я хочу сказать? - заурчала наёмница, скользя длинным лицевыми щупальцами по шелковистым, розовым от прилива крови щекам девушки.
- Покажи . - шепотом проронила эльфийка, тая в сильных дренейких руках.
- Что тебе показать? - наёмница усадила Альрину к себе на живот, чтобы удобнее было тянуться к нежным коралловым губам, за которыми сверкали белые зубы, своими. Ладони Таа, сильные и умелые, легли на упругие, крепкие ягодицы, поглаживая их сквозь туго обтягивающие шорты, лаская мягкую чувствительную плоть и поглаживая участки голой загорелой кожи. - Расскажи, - шепнула дренейка, впиваясь в сладкие губы синдорейки, властно вталкивая свой длинный и широкий язык в нежный маленький рот остроухой.

Ловкий, скользкий, влажный и горячий, он извивался змеёй между челюстей, обвиваясь вокруг нежного розового язычка Альрины. Гибкие щупальца скользили по нежным, чувствительным ушам, лаская их изысканнее любых пальцев.
Губы эльфийки ответно ласкали в поцелуе уста Таараши, а язычок податливо напрягался и расслаблялся, под уверенным напором языка синекожей любовницы. Альрина с упоением отдавалась этому поцелую, ответно облизывая темные, пухлые губы дренейки, порой чуть прикусывая их, и вдыхая теплый воздух в её легкие, сладко мычала и причмокивала. Особенно необычными показались ей касания лицевых придатков, сперва они были не очень приятны эльфийке, но вскоре, она ощутила, как умело обращается с ними Таа. Её ушки ещё не знали такой нежной и изысканной ласки, с губ эльфийки сорвался протяжный стон, и она плотнее прижалась к дренейке, чувствуя как сплющиваются их груди, - Покажи мне как ты любишь наслаждаться, вкушать, ощущать… покажи мне… - тихонько зашептала Альрина, её рыжие волосы спадали как навес над кроватью, покрывая огненными локонами-занавесами, их с Таараши лица. Вырвавшись из страстного поцелуя, Альрина стала медленно вылизывать и целовать шейку дренейки.

Жаркий язычок в контрасте с нежными губами, которые проходили там, где только что он оставил влажный след, должно быть доставляли дренейке не меньшее удовольствие чем её придатки Альрине, во всяком случае она сталась. Поцелуи пееходили то вверх то вниз, но не выше подбородка, который обхватив, эльфийка нежно посасывала.
Таараши тихо рассмеялась, наслаждаясь этими сладкими мгновениями. Её ладони оставили великолепный, упругий зад синдорейки в покое. Темные пальцы скользнули к завязкам жилета, путаясь в узелках, принялись расшнуровывать его, а затем окончательно распахнули и принялись за рубашку. Отстранив Альрину, Таа наклонилась вперёд, буквально нырнув в вырез ворота рубахи пиратки, не дожидаясь, пока получится расстегнуть её до конца. Чёрные горячие губы прижались к ямочке между ключицами. Облизывая и целуя золотистую от загара кожу, мечница начала опускаться ниже, к упругим полукружьям грудей. Одна пуговица не выдержала торопливых попыток распахнуть рубашку и с треском отскочила, когда наёмница наконец припала к нежной, изящной груди.

Её белые зубы сомкнулись на чувствительном алом соске, подарив рыжей разряд острого, болезненного наслаждения, а ловкие щупальца обвились вокруг холмика груди, словно осьминог, массируя в каком-то своём, особенном стиле, пока Таа игралась с нежным соском то языком, то зубами, попеременно облизывая, посасывая и покусывая. Тёмные пальцы расстегнули пояс пиратки, швырнули его в угол, прежде чем устремиться под ткань шорт. На этот раз Таа не приняла бы попыток сопротивления. Её сильная ладонь властно проникла в миниатюрные шортики, и умелые пальцы загуляли во влажной, горячей тесноте, лаская нежные губы возбуждённого лона. Свободной рукой дренейка стащила с себя штаны, которые уже стали чересчур тесными, и теперь лежала под Альриной совершенно нагая. Основание громадного члена тесно прижималось к роскошному, изящному заду ушастой, и капли смазки уже затекали в ложбинку меж ягодиц.

Альрина сперва было хотела что-то пикнуть, когда пуговица отлетела, но вскоре воздуха стало так мало, что она могла только громко дышать, а дыхание переходило в сладострастный стон, когда умелый ротик дренейки так необычно ласкал её грудь, вспышка колкой боли переходила в нежнейшую ласку, и только Альрина была готова насладится ей, как зубы вновь прикусывали сосок, не давая её сознанию пустится на седьмое небо. Она лишь нашла в себе силы крепко обхватить мускулистую, но от того не мене женственную спину любовницы, в которую впились ноготки, они не могли ранить дренейку, по крайней мере при таком нажиме, но все же легкая боль ощущалась на них. Эльфийка вовсе потеряла все ощущения кроме тех, что дарили ей губы и щупальца дренейки, так она и не заметила, что они обе уже голые, пока не почувствовала упругий член у своих ягодиц, глаза её приоткрылись от удивления, и тутже вновь закрылись от удовольствия.
Наёмница не торопилась. Она с неохотой оторвалась от нежной, упругой груди только для того, чтобы поудобнее улечься на широкой кровати. Нагая и распалённая, Подагра улеглась на бок, согнув одну ногу в колене и раздвинув бёдра пошире, чтобы массивный, каменно-твёрдый член мог выпрямиться во всю свою длину и вытянуться вдоль мускулистого живота. Бережно уложив хрупкую эльфийку рядом, лицом к себе, воительница принялась медленно стягивать с её бёдер тугие шорты, любуясь изысканным, стройным телом.

Отбросив на какое-то мгновение медлительность и неторопливость, наёмница стащила с рыжей шорты вместе с чулками и сапогами, и отшвырнула ворох одежды и обуви куда-то на пол, не глядя.
- Иди сюда, - промурлыкала Таараши совершенно обнажённой рыжей красотке. Дренейка поудобнее раскинулась на подушках, любуясь любовницей.
Кусая губы от возбуждения, Альрина наблюдала за идеальным телом дренейки, каждый мускул, каждый изгиб, каждый контур её лица, в ней это было одновременно и противоречиво и невероятно красиво. По мановению ей голоса, очарованная эльфийка придвинулась ближе к её массивному телу, прижимая головку члена животом, а своим маленьким сосочком, слегка тря большой и упругий сосок дренейки, чувствуя себя в каком-то плену девичьей невинности и нерешительности. Подобравшись как можно ближе к её лицу, Альрина обжигала дыханием черные губы дренейки, но не решалась к ним прикоснутся.
Мускулистые руки сомкнулись за спиной Альрины, заключая изящную синдорейку в неожиданно ласковые объятия. Сильные пальцы гладили и массировали по-кошачьи гибкую спину рыжей эльфки, а напрягшийся член Таа с нешуточной силой давил на подтянутый упругий живот - прижать его оказалось не так-то просто.

Широкая, скользкая головка пульсировала, и на загорелую кожу по капле попадала густая, горячая смазка.
- Ну что, нравится? - хитро щурясь, спросила наёмница и не дала любовнице ответить, снова притягивая её к себе для поцелуя. На этот раз поцелуй был более властным, более грубым. Мечница по-хозяйски орудовала своим длинным языком во рту у рыженькой, и с такой жадностью впивалась в сладкие, чуть припухшие губы, словно хотела вырвать у ушастой челюсть. И когда даже в могучих лёгких Таараши стала ощущаться нехватка воздуха, дренейка, прервала поцелуй и, наслаждаясь лёгким головокружением, изогнула свой длинный, толстый хвост. Он был не меньше метра в длину и по толщине не уступал её члену, и сейчас по-скорпионьи выгнулся, уткнувшись заскользив по слегка оттопыренным ягодицам рыжеволосой. Острый кончик начал гулять по внутренней стороне бёдер, собирая смазку нежного лона, а затем неожиданно уткнулся в тесное колечко ануса, словно проверяя его, готовясь к чему-то большему…
Конец третьей части.